?

Log in

Роман Екимов Below are the 10 most recent journal entries recorded in the "Роман Екимов" journal:

[<< Previous 10 entries]

May 14th, 2017
01:54 pm

[Link]

Брык наоборот
Цвело, цвело под долей вод в центр устремленно
Кинопрожектор под тахтой лёг отключённо

(2 comments | Leave a comment)

January 6th, 2017
10:07 pm

[Link]

Щи как лекарство от оливье
Я варю щи на двух утиных костяках. Заливаю кости примерно семью литрами горячей воды, одновременно закладываю набор кореньев: три луковицы в кожуре, три морковки, нарезанная крупными ломтями половина сельдерея, твердые стебли зелени, перетянутые ниткой. После закипания бульона убавляю нагрев до минимального, поддерживающего тихое кипение - побулькивание, солю, снимаю пену. Бульон готов тогда, когда мясо начинает легко отделяться от утиных костей. Тогда я вынимаю костяки и овощи, обычно процеживая бульон через мелкое сито. Дальше есть два варианта: выкинуть овощи (лук выкидывается в любом случае), или пробить морковь, сельдерей и стебли зелени блендером, и это пюре вернуть в бульон.
В обоих вариантах дальнейшие действия одинаковы. Бульон вновь ставится на средний огонь, в него закладывается полукилограммовый пакет кислой капусты (mild sauerkraut). Пять луковиц и три-четыре моркови обжариваю на утином жиру (либо растительном масле) до мягкости, солю зажарку в сковороде, и перекладываю её в кастрюлю. В последнюю очередь закладываю половину среднего кочана белой капусты, нарезанную длинными тонкими прядями. Увеличиваю огонь, довожу щи до кипения, и отставляю с конфорки. Выправляю сахар/соль (иногда, если капуста и морковка не очень сладкие, а кислая капуста чересчур кисла, есть смысл добавить пару-тройку ложек сахара), закрываю крышку.
А дальше есть один совершенно необязательный, но довольно эффектный приём, подходящий более для электрической духовки, нежели для газовой. Сразу после закладки свежей капусты в кастрюлю, я включаю духовку на сто градусов, нагрев сверху и снизу. Когда духовка разогрелась, переключаю режим на 80 градусов, и ставлю в духовку закрытую крышкой кастрюлю на пару часов. После выключаю духовку и даю ей остыть, не вынимая кастрюлю.
Мясо с костяков счищаю и либо возвращаю его в щи перед помещением их в духовку, либо использую мясо в салатах.
PS Таким же образом варю щи на курином бульоне, с тем отличием, что закладываю цельного цыпленка и штук пять куриных хребтов (когда готовлю к жарке цыплёнка табака, делаю разрезы справа и слева вдоль хребта, удаляю хребет и отправляю его в морозилку). Цыпленок варится до готовности (67-70 градусов у кости) и вынимается из бульона, а хребты варятся до готовности бульона. Отваренный в кореньях, сочный цыпленок подается холодным.

(Leave a comment)

10:05 pm

[Link]

Про салат Оливье после его безмерного употребления.
В Москве я делал его с дальневосточными кальмарами (иногда с маленькими каракатицами). В этом году в качестве мясной составляющей взял запеченное бедро индейки. Натер его солью и запекал при 200 градусах с конвекцией, постепенно снижая температуру до 120, до достижения у кости температуры 67 градусов. После можно выключить духовку, до нужных 74 градусов мясо дойдет минут за 10. Перед нарезкой куску нужно дать остыть полностью. Индейка получается плотной, и при этом сохраняет в себе довольно много сока, при остывании он желируется между волокнами. В салат индейку лучше нарезать вдоль волокон, чуть длиннее и крупнее, чем остальные компоненты салата. Бедро индейки обладает сильным вкусом, его не заглушают даже маринованные огурцы; становятся уместны и маринованные каперсы с их резкостью. Каперсы можно положить целиком, а огурцы (лучше корнишоны) нарезать вдоль, а не поперёк, пускай хрустят. В остальном всё как обычно, хотя вот еще что, я изменил обычный для нашей семьи порядок смешивания и нарезки. Сперва нарезаю мясо и огурцы, закладываю каперсы вместе с маринадом из склянки, перемешиваю и даю мясу мариноваться пару часов; затем смешиваю с остальными ингредиентами. На мой взгляд, пара яблок, нарезанных не кубиками, а длинными ломтиками, тоже очень хороши в салате.
На килограмм запеченной индейки 350 гр. корнишонов, 100 граммовая склянка каперсов вместе с маринадом, 4 средние отваренные в мундире картошки, 2 средние отварные моркови, 4 отваренных вкрутую яйца, 2 средних яблока, жестянка молочного зеленого горошка, майонез (лучше 80 процентов растительного масла), количество его можно менять по вкусу.
NB Можно мелко нарезать луковицу и замочить её на 10 минут в холодной воде, перед подачей вмешать лук в отдельную ёмкость с салатом. Оливье с луком портится гораздо быстрее, к тому же не все переносят сырой лук; на мой же вкус лук в оливье очень хорош, поэтому на стол можно подать две ёмкости, одну с салатом без лука, другую с салатом, включающим в себя этот неудобный ингредиент.

(Leave a comment)

10:02 pm

[Link]

Под новый год Люсьен Оливье работает вентилятором загробного мира
Самым лучшим в себе я обязан 6 яйцам, килограмму вареного в мундире картофеля, половине килограмма печёной индейки, банке солёных огурцов, двум яблокам сорта эльстер, одной луковице, трём крупным отварным морковкам, двум жестянкам молочного зеленого горошка, скляночке каперсов и майонезу.
С Новым Годом, с новым, как говорится, счастьем, любимые мною дети старого мира!

(Leave a comment)

09:51 pm

[Link]

Жестяные коньки
Ну вот. Мне надоело мерить хоккейные коньки, которые никак не соглашались налезать на ноги, и я купил фигурки. Ботинок сел как влитой. Это реальный антиквариат, годов 70-х (такие же неделей раньше мы купили Майке). Осталось раздобыть треники со штрипками из п/шерсть, обтягивающую синюю шапочку с белой стрелкой ото лба к затылку и тесную кофту из эластичной искрящей и вечно бьющей током синтетики с белым вшитым кантом и белой же, постоянно клинящей молнией, с облезлым, вечно голодным, падким на подкладочную ткань говнюком-ползунком, и отправится на каток спустя тридцать лет делать фонарик, пистолетик, ласточку под слепящим вечерним прожекторным светом.
Екимов, ногу тяни!
Слава обществу Зенит, фигуриста из меня не вышло.

(Leave a comment)

11:26 am

[Link]

Крым, Крым, Крым
Это был прекрасный провал - от с 25-го декабря по 13 января. Где-то в десятых числах декабря я ехал покупать билеты в Крым, обычно ночью, на Ленинградский вокзал. Плацкартных билетов было уже мало, но нам хватало. Иногда ехали на четырех боковушках. Звонили нашей любимой хозяйке, бронировали одну из квартир на Красногвардейской - рядом со Спартаком. Побольше (если денег хватало) или поменьше (если в обрез). Звонили водителю Сене, просили встретить. Откусывали пару-тройку дней от учёбы, писали заявления на имя директоров школ - и уезжали.
Даже если на перевале был снег - в Массандре его уже не было. Где-то там, рядом с Никитой, он кончался, и Ялта встречала взвесью воды в воздухе и невянущей зеленью. Ёлок в Ялте продавали мало, обычно мы покупали сосну, наряжали конфетами. С каждым новым предновогодним днём Ялта наполнялась людьми, в один из этих дней мы шли на рынок и покупали разные чудные вещи к новому году: казы, гранатовый сок, сушеную хурму, баранину, кефаль. Фрукты и овощи, мясо попроще продавались рядом со "Спартаком". Один день обязательно ходили по Солнечной тропе, один день проводили в Никитском ботсаду, один день ездили на Ай-Петри - тоже обязательно. В Воронцовский дворец - как штык. Массандровский парк, Поликуровский холм - любимые, любимые места. Пятнадцать градусов тепла, то хмуро, то солнечно, кошка Муся, собака Мишка.
Новый год. Набережная полна людей, почти как летом. Мы в Ялте впервые начали запускать фейерверки. Вот он, праздник: на пирсе, с шампанским, с волнами, огнями.
После Нового года Ялта пустеет с каждым днём. А у нас еще почти две недели тихого праздника. И Ай-Петри в кухонном окне каждое утро окрашивается солнцем, потом небо может затянуться и дождик пойти, но всё равно, даже под низким небом, воздух пахнет этими невероятными растениями, что оставили листья себе.
И этот провал, его нечем закрыть, та полнота счастья кажется абсолютом. Но иногда крымский свет на закате, крымский запах в парке Вайсензее, крымская тропинка в лесу, крымские деревья в зимнем цветении у Тельманпарка, крымский воздух в рождественской Праге.
Мы далеко, мы рядом.

(Leave a comment)

December 7th, 2016
11:06 pm

[Link]

Что такое
Крошка сын изрезал стол
Крошка сын завёл усы
Крошка сын разбил стакан
Крошка сын пролил кефир
Крошка сын набил тату
Крошка сын нассал на стул
Крошка сын погрыз перо
Крошка сын бухал портвейн
Крошка сын порвал ковер
Крошка сын просрал ремень
Крошка сын заснул в метро
Крошка сын прижал бабца
Крошка сын зазубрил нож
Крошка сын протёр штаны
Крошка сын глотнул чернил
Крошка сын дрочил в ночи
Крошка сын украл конфет
Крошка сын побрил лобок
Крошка сын принес косяк
Крошка сын сломал айпод
Крошка сын проспал урок
Крошка сын забыл тетрадь
Крошка сын порвал гондон
Крошка сын играл в стрелка
Крошка сын развёл костёр
Крошка сын блевал в авто
Крошка сын скачал хентай
Крошка сын пугал кота
Крошка сын пришел с шиксой
Крошка сын орал во сне
Крошка сын нанёс визит
Крошка сын курил пэлл-мэлл
Крошка сын разводит вшей
Крошка сын спалил отца
Крошка сын хамил в гостях
Крошка сын поджёг дневник
Крошка сын пугал биде
Крошка сын

(1 comment | Leave a comment)

September 7th, 2016
02:00 am

[Link]

Наша жизнь в Хорватии в этом году была прекрасна
и полна находок и открытий. О, мы нашли рынок с фруктами и овощами (но пользовались более дешевой лавочкой с фруктами на окраине Пулы), прекрасную говядину, баранину и рыбу. Тайный грот, который не видно со стороны моря, заброшенную виллу начала 20-го века, полу-заброшенный город с домами 16-го века на фундаментах 9-го, огромный антикварный магазин и самую красивую в мире монету в нём; город, подобный Ялте, с таким же климатом и горой над, похожей и не похожей на Ай-Петри, автомобильную дорогу через перевал, что так похожа на подъём и спуск с того же Ай-Петри, и римский источник на ней, и почти боткинскую тропу. Дети нашли ногами морских ежей и терпеливо снесли удаление черных заноз при помощи горячего масла и швейной иглы. Мы нашли античные дебри и античные оливы, дикие персики и одичавшую плодовитую смоковницу, книжный магазин в городе, где не нужны книги, и книги, которых нет нигде, кроме этого магазина. Хозяин магазина долго говорил с нами по-немецки и подарил томик Бёлля на прощание.
Я нашел дырку на переднем колесе прямо на крутом серпантине, а Майка нашла мастерскую, где нам сменили покрышки за десять минут до закрытия. Мы нашли новую римскую мозаику в Пуле и нашли вечер, чтобы закатить солнце в Ровини. Мы нашли сиесту восхитительной и проводили её в гамаках, мы выпили килограмм чая и всего две бутылки вина, мы съели, наконец, Порко Поверино, но ризотто с каракатицей оказалось вкуснее. В этот раз мы взяли телескоп и даже смотрели в него, Майка нашла шаровое скопление-не-помню-какого-номера, а потом ещё и ещё, а я смотрел на звёзды из гамака невооружённым взглядом, а звёзды падали все одновременно, потому что я раскачивал гамак, резко отталкиваясь от дерева ногой.

(2 comments | Leave a comment)

January 7th, 2016
05:36 pm

[Link]

История с фотографией. (Я объединил здесь все тексты, опубликованные в фейсбуке под тэгом История_с_фотографией)
1
Смену 8м купил году в 1991 в магазине "Зенит" перед туристическим походом. В комплекте был чудовищного качества чехол из тонкого голубого дерматина. Камера в него помещалась внатяг, а если объектив был закрыт крышкой, не помещалась вовсе. Какие-то снимки я напечатал после похода на папином увеличителе; снимки были дрянь, я это понял сразу и к фотографии охладел. Но продолжал таскать камеру в походы и печатать того же качества картинки.
Через пару лет на евпаторийском центральном рынке мама купила (по моей просьбе) ФЭД 3 с объективом Индустар 61. Машинка оказалась полудохлой, но тот же мастер, что каждым летом чинил в Евпатории папин Зенит TTL, привел её в чувство. По сравнению с уродиной Сменой, исправный ФЭД показался чудом техники. А первая отснятая цветная пленка доказала его преимущества перед только появившимися дешевыми мыльницами. Резкость картинки, если удавалось навестись при помощи узкобазного дальномера, была хороша, цвета яркие. Я полюбил ФЭД, но шесть лет спустя на платформе Сушнево во Владимирской области уронил его на асфальт. Таким был мой первый шаг в профессиональную фотографию. Вернувшись в Москву, я пошел в мастерскую по ремонту Зенитов, что была у Никитских ворот. Там мастер сказал, что дешевле купить десяток таких же, чем отремонтировать этот. За новым Фэд-ом мастер направил меня на вернисаж в Измайлово.
Потолкавшись в фоторядах, пообщавшись с симпатичными и не очень продавцами, я познакомился с Сережей. Наши взаимовыгодные отношения длятся 15 лет, и, надеюсь, мы еще увидимся. Всё началось с покупки двух практически новых ФЭД-ов 3, один мне, второй Майке. Стоили ФЭД-ы по 250 рублей (что-то типа 15 долларов), а вот папин Зоркий, хоть и был начала 60-х, стоил в три раза дороже (о том, что Зоркий лучше, я узнал через много лет). Выбрать эти ФЭД-ы мне предложили на складе, что, видимо, было сделано Серёжей не без тайного умысла. На складе Фэды лежали в огромной картонной коробке (от стиральной машины?), практически новые, в светло-коричневых кожаных чехлах, а рядом были сложены сотни коробок разного размера, и в них были сокровища разных форм, цветов и марок. Какие-то камеры я видел на полках продавцов на Вернисаже, какие-то оказались абсолютно незнакомыми. Сережин склад был похож на политехнический музей. Я тогда ушел с ФЭД-ами, и возвращаться не собирался. Но спустя неделю я почему-то попросил у папы попробовать его Зенит. Папа был настоящим фотолюбителем и берёг свои камеры, а я понимал, что обязательно что-нибудь сломаю, и до этого момента не брал их.
О, сколько мне открытий чудных готовил зеркальный видоискатель! О радость узнавания в кадре того, что ты наблюдал в круглом окошке! Мой Фэд остался на полке, а я приехал к Сереже и купил свой, собственный Зенит 12. Он был как новый, в кожаном, армированном металлом чехле. С экспонометром! Который показывал... а хер его знает, что он показывал. Красную лампочку в видоискателе показывал он. О чудесная фотоширота любительской цветной пленки! О ближайший минилаб! Вы давали беспечным фотолюбителям иллюзию безнаказанности, ибо ошибка в четыре ступени спокойно проглатывалась любительской пленкой, и только первый отснятый слайд развеивал иллюзии раз и навсегда.
Но что-то я молчу про объективы, а зря. Гелиос 44, гордо торчащий на моем Зените, казался снимающему народу говном, и эта легенда дошла до моих ушей. Тогда в закромах Сережи и Саши отыскались редкий Гелиос 77 и прекрасный, прекрасный Зенитар-м 50/1.7. Оба объектива были, действительно, лучше 44-го, он был отправлен на почётную пенсию и после улучшен до монокля. Но перед этим я познакомился и подружился с Аркашей.
У Аркаши дома я впервые вживую увидел снимки профессионального фотографа. Потому, что Аркадий учился во ВГИКЕ, преподавал детям фотодело и знал фотохимию. Вместе мы выполнили первый (для меня) заказ на предметную съемку, и именно под этот заказ я купил первую НОРМАЛЬНУЮ КАМЕРУ.
Зенит-12 хлобыстал зеркалом, как ветер дверью. В его окуляр было видно целых 64 процента кадра! И вообще, мой Зенит был камерой Шредингера: либо порвет пленку острейшими зубами приёмной катушки, либо нет. Либо снимет резко, либо нет. Ибо не существовало в мире такого штатива, чтобы удержать это чудо от лихорадочной тряски. Так что снимать им за деньги можно было только по недомыслию. Аркадий на то время был без камеры, кажется в его верном RICOH что-то накрылось, он был в ремонте. И я купил аппарат. У Сережи. Снова на волшебном складе. Я выбрал практически новую, ГДР-овскую, безотказную PRAKTIKA L. За 40 долларов. Она была без экспозамера. Аркаша научил меня пользоваться экспонометром Sekonic L-28 и уродливым флешметром, кажется, Поиск-фото. Поднимите руки, кто знает, что такое Sekonic L-28? А Поиск-фото?
Лунасикс 70-х годов был небесной красоты прибор. В коробочку от Поиск-фото хотелось положить анализ кала.
Еще у Аркаши было странное двуглазое чудо Seagull, и красавец Салют, косплеивший Хассельблад. В первый же раз взведя затвор на Салюте, я его сломал. А на базе Практики собрал свою первую систему. Первым объективом, купленным не у Сережи, оказался старик Orestor 135/2.8 от Meyers Optics. Зоннар, великолепный зоннар 40-летней выдержки! Куплен он был в Фотомастерских РСУ, когда те были еще на Щуке. Диафрагма о 15 лепестках, воздушная картинка, волшебный цвет. А в качестве штатника был приобретен Carl Zeiss Pancolar 50/1.8. По сравнению с зенитаром и гелиосом 77 это было чудо. Цейсовский планар, легенда! Вот с широким углом было плохо, все пристойные линзы шире 50мм стоили безбожно дорого. Но в тех же Мастерских РСУ я недорого купил Мир-24м 35/2. До сих пор считаю его прекрасным объективом.
С этим набором оптики я впервые понял, что такое рисунок, и задумался о смысле слова "Боке".
2
Про погоню за боке в условиях нехватки денег я мог бы написать большой роман. Как дёшев был тогда Гелиос 40! Это была бомба. В буквальном смысле. Невероятно тяжелый и очень симпатичный внешне объектив оказался шизофреником. Каждый новый схваченный лучик света кардинально менял его поведение. Иногда эта линза давала невероятные по пластике изображения, но никогда на открытой дырке. Хорошая бленда, может быть, спасла бы нас от расставания. Меня, тем временем, угнетало то, что замена оптики на резьбовой камере это долгая и неприятная процедура. А ещё мне хотелось телевик.
Сперва я стал искать телезум на резьбу м-42. Купил Гранит-11м. Чудовищная дрянь! Брезгливо оттащил это чудо инженерной мысли обратно к Серёже. И, доплатив немного, купил Carl Zeiss Sonnar 180/2.8, раннюю версию, с адаптером на м-42. Не скрою, я поддался на рекламу всё тех же Фотомастерских РСУ, но ничуть об этом не жалею.
Тем временем нежелание таскать на плече тонну техники оформилось в желание приобрести камеру с байонетным креплением оптики и универсальный зум. Желание моё осложнялось нехваткой денег: приличные камеры приличных фирм, все эти Минольты, Кэноны, Никоны и Пентаксы стоили невероятных денег, а оптика к ним казалась мне совсем недосягаемой по цене. Но на ВДНХ, слева от главного входа, продавался новый Rikoh KR5 SV, компактный и недорогой механический аппарат с пентаксовским байонетом K. Это была моя первая камера с экспонометром, которому можно было доверять. Примерно в это время я начал снимать на черно-белую пленку. Чуть позже Аркаша очень недорого продал мне свой зум, Rickenon 28-105/3.5-5.6. Он был немного разболтан, но у Серёжи тогда работал замечательный мастер Саша. Саша перебрал бедный объектив. Позже он чинил, чистил, переделывал не один десяток моих камер. Когда я приехал забрать Rickenon, увидел у Саши на полочке кучку стеклышек и колечек со знакомым байонетом. Оказалось, что это запчасти к объективу Волна 50/1.8, штатнику от знаменитого Алмаза-103, неудачной попытки ЛОМО создать советскую профессиональную камеру. Позже на складе нашлись обломки еще одной Волны, и Саша собрал для меня из двух одну. Rickenon оказался очень хорош, но темноват. Волна же была роскошна. Я отказался от больших сумок, носил одну камеру и два объектива и был счастлив. Но недолго, конечно.
3
Не помню точно, где я купил двухобъективник Seagull, китайскую пародию на роллейфлекс. Квадратный кадр меня заворожил. Камера была в общем и целом надежная, но убогий темный видоискатель, крупное зерно матового экрана и средненькая оптика не позволяли получать от нее то удовольствие, что позже доставила Yashika 124G. Прелесть этих камер в необыкновенной для среднего формата компактности и небольшом весе, очень тихом центральном затворе в сочетании с зеркальным способом визирования. Я не так много снимал двухобъективниками, ибо вскоре настала долгая эпоха Киева 6С. Но перед этим мы познакомились с Димкой, подружились, учились друг у друга, работали вместе. С Киевами связан большой заказ на съемку икон в провинциальном художественном музее. Для издания подарочного фотоальбома требовались качественные слайды среднего формата, более 300 штук. Со шкалами, с ровным светом, все по-взрослому. На тот момент я (благодаря Аркаше, который не раз делился со мной заказами) получил опыт репродукционной и предметной съемки. Что-то мы снимали вместе, что-то я снимал уже в одиночку. Тогда для съемки репродукций я приобрел Салют-С. Эта действующая модель Хассельблада в натуральную величину обладала надежностью, близкой к нулевой. После третьего ремонта я расстался с ней без всякого сожаления, а взамен купил 3 корпуса Киев 6С и оптику от Pentakon SX: роскошный Carl Zeiss Jena Sonnar 300/4, Biometar 80/2.8 и Flektogon 50/4 Тогда же у меня появились и отечественные образцы: Вега 28б, Зодиак 8Б, Калейнар 3Б. В целом, качество и отечественной, и восточногерманской оптики было сравнительно хорошим. Камеры же отличались ветреностью: то одна, то другая тушка отправлялась в ремонт, но два оставшихся экземпляра продолжали в это время работать. Тот заказ мы выполнили, к тому же сняли объемный материал о самом городке, его церквях и монастырях. Получили довольно большие деньги, заметная их часть ушла на оборудование.
Тогда мы закупили пленочное оборудование: Димка комплект Bronica SQA, а я комплект Pentax 645 Af. Не последнюю роль в моем выборе сыграла совместимость (посредством адаптера) пентаксовского и пентаконовского байонетов.
Ах да, я забыл рассказать про свадьбы. Они тоже доставались мне от Аркаши. Для съемки свадеб я брал у Димки Pentax MZ5N, вспышку и универсальный объектив Tamron 24-135/3.5-5.6, замечательное изделие. Второй камерой, кстати, работал мой Chinon CE4, абсолютно безотказный полупрофессионал из поздних 70-х. Сперва на свой автофокусный комплект денег мне не хватало, а когда деньги появились, случился упс: началась цифровая эпоха. Но перед этим я попытался оторвать себе камеру-шедевр и лучшую в мире оптику Carl Zeiss.
Да, я напрягся и купил Contax RTS, Planar 50/1.7, Tessar 50/2.8, Sonnar 135/2.8, Teletessar 200/3.5... я не помню, что там было еще. Купив за бешеные деньги этот хлам, я поснимал им месяц-другой и довольно выгодно продал. Никакой привязанности к столь блистательному комплекту я не испытал.
Была ещё одна плёночная камера, о которой я вспоминаю с нежностью, была резьбовая и называлась Ricoh Singlex. Настоящий танк, из ранних 70-х родом. Вес камеры составлял грамм 800, не меньше. Никаких намеков на пластик. Эта камера прожила у меня года три; я продал ее, когда окончательно (так мне казалось) расстался с резьбовой оптикой. Благородная прочность ее корпуса покорила меня, примитивный экспонометр работал исправно, а стоила машинка сущие копейки.
Первыми в цифровую эру вступили пользователи мыльниц. Потом крепко стоящие на ногах профессионалы-рекламщики и свадебщики. Полупрофессионалы и серьезные любители держались за цветную пленку дольше всех: пристойная цифра была им не по карману.
На пороге цифровой революции пленочная техника сильно упала в цене. Димка продавал тогда свой запасной Pentax MZ-6, и я его купил. Так получилось, что к моменту покупки MZ-6 у меня было много подходящих объективов, но все они были с ручной фокусировкой. Я же считал, что для съемки свадеб требуется автофокус. Набор автофокусной оптики, что я сперва набрал к MZ6, был, наверное, неплохим оптически, но совершенно любительским по сути. Автофокус я получил, медленный, но довольно точный. Мне почти нечего написать про пентаксовские автофокусные линзы: они были темны, они были скучны, я постепенно расставался с ними и искал более рабочую замену. Обезумевший прогресс тем временем выкатил на рынок цифровую зеркалку с k-байонетом стоимостью менее 500 $. Это был Samsung GX 1S, брат-близнец Pentax DS2. Я ее купил.
До сих пор считаю, что это была превосходная камера. Продуманная, прочная, компактная, с неплохим видоискателем. Но оптика... Пентакс на тот момент прекратил производство оптики профессиональной звездной серии. Оставались объективы сторонних производителей, и я намучился, подбирая подходящие. Sigma EX 28-70/2.8 первых серий была оптически так себе, да и автофокус с ней работал отвратно. Я также пробовал Tamron SP 28-75/2.8, он был не лучше. Очень хороша оказалась Tokina pro 28-80/2.8, она продержалась в моем арсенале до расставания с малоформатной системой pentax. Sigma EX 10-20 прекрасно показала себя на тестах, но отвратительно в работе. А как меня изводили пентаксовские вспышки... Последним аккордом, вскоре после которого я радикально сменил систему, стал поиск светосильного телезума для байонета пентакс. Этот квест закончился покупкой потрясающего мануального tamron sp ld 80-200/2.8, объектива с выдающейся резкостью и пластикой, но, увы, работать им было не удобно. Тут надо объяснить одну важную деталь: мой доход от съемки свадеб не был
стабильным, и на покупку даже полупрофессионального комплекта фототехники я не решался: не было уверенности, что он окупится. А когда, наконец, собрался почти пригодный для работы на свадьбах комплект, новые задачи заставили меня продать его к чертовой матери.
4
История эта про технику, а не про людей. Про людей нужно писать долго и неторопливо, а я не умею. Коротко: мой друг фотограф Аркадий женился на чудесной девушке-журналистке. Девушка пошла работать начальником пресс-службы театра "Практика". Однажды она позвала меня фотографировать, как Иван Вырыпаев снимает видеофильм по спектаклю "Кислород". Так чудесная девушка направила мою жизнь в новое русло.
Снимки понравились, их где-то использовали, за них заплатили. Помню, как Иван, Арина Маракулина и Ирина Родионова работали с какой-то неистовой одержимостью. Оператором видеофильма был, кажется, Фёдор Лясс. После я снимал "Кислород" еще и еще, репетиции и спектакли. Я фотографировал на съемочной площадке фильма "Кислород", и прощальный показ "Кислород"-а на сцене "Практики".
Надо сказать, на тот момент я не знал о современном театре ничего. Совсем. На первом курсе института я отстаивал очереди в "Табакерку" и смотрел там всё подряд, но, начавшись "Табакеркой", моё увлечение умерло.
Так что с настоящим театром я знакомился заново.
"Практика" казалась чем-то невероятным. Внутри театра и на его орбите московская жизнь обретала немыслимую плотность. Надо было написать "театров": "Практика" и "Театр.doc" были рядом и тянули к себе всё лучшее в Москве. Эти два театра давали невозможное количество премьер. Большую часть спектаклей "Практики" (речь идет о 2006-2011) я заснял. Так же я снимал некоторые спектакли Театра.doc, и более сотни спектаклей других театров. Платили за каждую съемку, немного, но аккуратно, и очень часто эти деньги меня выручали. В 2008, работая на фестивале "Большая перемена" я познакомился с театром "Derevo", и это тоже подарок "Практики". Как и первая персональная выставка, что открылась зимой того же 2008-го.
Моя театральная фотографическая история целиком и полностью связана c техникой Canon. Я вынужденно расстался с собранной системой на базе пентаксовского байонета "К" потому, что мне надо было работать, а не бороться с несовершенством богатого внутреннего мира камер и объективов.
Я никогда не оценивал оптику Canon по рисунку и боке, а камеры по тактильным ощущениям. Про тактильные ощущения я напишу еще (и еще), про боке и рисунок напишу, но про Canon я должен сказать главное: это то, что мне нужно для работы, и даже больше. Вот вспышка, что уже 7 лет работает безотказно. Затвор камеры 30D щелкнул в моих руках более 200.000 раз. Эта же камера упала на кафельный пол с высоты 1.5 м. После она проработала еще год, и я продал её за небольшую сумму: 30-ка устарела, но продолжала исправно работать.
Я долго собирал необходимый мне комплект. Основной объектив, конечно, 70-200/2.8L первой версии. Вторым я назвал бы 300/4L IS. Это невероятная по соотношению цена/качество вещь.
Единственный объектив от независимого производителя, который я оставил себе, это Tokina 11-16/2.8. Я не знаю ему аналогов. У меня побывал 50/1.2L - он был куплен для съемки спектакля Жоэля Помра "Красная шапочка" - спектакль был очень тёмный, я это знал и готовился к съемке заранее, после я использовал этот объектив редко и потому продал. 17-40/4L был очевидно хорош, я променял его на 17-35/2.8L, но оба плохо работали в театре. В разное время у меня были три 70-200/4L. Этот объектив настоящий шедевр, но для съемки спектаклей предпочтительнее 2.8. Был у меня и 24-70/2.8L. В театре он работал плохо, а вне театра не пригодился. Нынешний 24-105/4L нравится мне значительно больше. Также я оставил 24/1.4L и 35/1.4L для "ближнего боя", но использую их редко.
5
Про тактильные ощущения. Игорь Бажан в газете "Фотокурьер" - кстати, уникально полезное для фототехнодрочера издание - называл объективы Canon EOS "резиновазелиновыми изделиями". Дело в том, что Фотомастерские РСУ выпускали не только "Фотокурьер", но и вполне неплохие адаптеры для установки на EOS механических объективов от разных старых систем под маркой Jolos. Поэтому в стенах маленького, но гордого комиссионного магазина велась подковёрная борьба с могучей компанией Canon. Это была присказка.
На самом деле, в установке на Canon механической оптики есть глубокий смысл (еще более это осмысленно в случае sony NEX), так что эту тему я раскрою подробнее.
1. Макро. Мало кто знает, что великолепный Micro Nikkor 55/3.5 можно купить за 60 евро. Для технической съемки трудно найти более подходящий инструмент. Через копеечный переходник он встает на кэнон как родной.
2. Сверхсветосильная оптика. Nikkor 55/1.2, если вы сочтете, что он вам нужен, может быть куплен за 300 евро. Автофокусный вариант родного Canon ef 50/1.2 L стоит 1300 евро. Картинка никкора кажется мне лучше, у меня были оба. Никкор компактнее раза в полтора.
3. О компактности и цене. Набор из Pentax SMC Takumar 35/2, 50/1.4 и 135/3.5 обычно покрывает все мои потребности в путешествии. При этом винтажная оптика Pentax дает картинку превосходного качества, сами объективы компактны (у всех трех 49-ая резьба для светофильтра), стоимость комплекта в хорошем состоянии 300 евро. Отдельный плюс: механическая прочность такумаров уникальна.
4. Легенды. На моих кэнонах стояли объективы Zeiss, Olimpus OM, Leica R. Одно время был походный набор объективов Leica R, но весил он в полтора раза больше, чем набор такумаров, причем заметить серьезный выигрыш в качестве было невозможно. Набор я продал, но жалел потом о Summicron 50/2, даже пытался купить его в комплекте с великолепной камерой Leicaflex. Покупка не сложилась, в итоге объектив был куплен отдельно и переделан на байонет Nikon. Я снимаю им в комплекте с Nikon F, но это уже другой разговор.
5. Удовольствие. Страшно художественный абзац.
Мне жаль фотографов, тех, кто не наводился на резкость с помощью плавной кремальеры роллейфлекса, кто не чувствовал мягкого, маслянистого хода фокусировочного кольца такумаров, кто не ощущал под пальцами невероятное рифление на объективах Pentax 67, кто не видел, как изображение появляется на матовом стекле крупноформатной камеры, кто ни разу не фокусировался, глядя в шахтный видоискатель, кто ни разу не взводил рычаг Leica m3 DS, и не глядел в видоискатель этой лейки, кто не слышал звук затвора Pentax 67 и звук перемотки пленки в Canon EOS 5. Мне жаль тех, кто не взвешивал на ладони Summicron R 50/2 первых версий (он весит, как золотой), кто не ощутил в руках невероятное изящество Exacta, кто не держал Pentax 67 за деревянную рукоять фантастической красоты, а Mamiya 1000S за анатомическую пластиковую, тоже прекрасную. Мне жаль тех, кто не знает, что такое зеркальный видоискатель с видимыми 100% кадра, и тех, кто не заряжал пленку в Nikon F, и не носил на шее этот кирпич в роскошном кожаном чехле. Тех, кто не крутил рычаг Хассельблада. Мне жаль тех, кто ни разу не снимал на пленку, не проявлял и не напечатал ни одного кадра.
Я не понимаю, за что вы, лишенные всего этого, любите фотографию.
6
Моё собрание это не коллекция, а техника, с которой я не захотел расстаться. Её довольно много, хотя последние четыре года в моей сумке обычно две камеры: Sony NEX5N и Leica m4p.
Появившиеся в 2009 году в лице Olimpus EP1 беззеркалки заинтересовали, в первую очередь, компактностью, а во-вторых я предположил, что производитель реализует появившуюся техническую возможность бесшумной съемки. Ознакомившись с новинкой, я опустил руки: компактность ее со штатным зумом была весьма относительная, блинчик 17/2.8 мне не понравился вовсе, а щелкала камера лишь чуть тише моего Canon 40D. Однако, через полгода я купил сперва Panasonic GF1, а потом, сочтя его матрицу маловатой и шумной, новинку Sony nex 5. Как ни странно, причиной покупки была Leica M4P.
Очередное лирическое отступление.
Знаю, что снимает фотограф, а не камера. Но когда мне захотелось праздника, я купил себе на день рождения лейку. Две. М4Р и М3ds. М3 выглядит свежее и, в основном, живет на полке. Её ни разу не ремонтировали, пломба на байонете цела. Для М4Р я сделал получехол из зенитовской кожаной кобуры, и таскаю ее повсюду. Пока выпускается узкая пленка, эта камера будет лежать в моей сумке. Эта или другая лейка (у меня ещё есть М5 и маленькая СМ). Объектив от СМ-ки (40/2) я перепилил, чтобы он включал в дальномере рамку для 35мм. Это удобнейший объектив, пусть на нем и написано minolta. Он и Koniсa Hexanon m 50/2 и 28/2.8 три мои самые рабочие линзы; Summicron 50/2 и очкастый Summaron 35/3.5 надеваются по национальным праздникам. Я не могу вот так просто объяснить, почему мне так нравится снимать Лейкой. Тактильные ощущения? О да. Но мой Nikon F (про него будет следующий рассказ) дарит мне массу этих ощущений, особенно с Nikkor S 55/1.2. Стрит я обычно не снимаю, а все остальное любая винтажная камера вкупе с хорошей оптикой делает не хуже Лейки. Экспонометра в моих Лейках нет, если очень нужно, у меня есть Seconic 308 в той же сумочке, а какой-нибудь Nikon FG c 50/1.8 компактнее и легче моей лейки с Summiсron 50/2, да еще и фокусируется с 40 см, меряет свет с приемлемой точностью, вот только кофе варит плохо.
Но с опытом съемки Лейкой замечаешь важную особенность леечных кадров: проекция на столе увеличителя всегда выглядит немного не так (лучше!), чем ты помнишь кадр. Кадры из лейки всегда свежее, чем кадры из зеркалки (а цифровые снимки скисают мигом, если их быстро не проявить, т.е не подвергнуть raw конвертации; кстати, что бы ни говорили рекламщики и производители, единственный способ получить картинку такой, какова она в твоей голове, это вынуть ее из рава). За этот всегда приятный сюрприз я люблю Лейку больше любой другой камеры. Возможно мне подошла бы любая дальномерка, но я купил Лейку.
В конце концов, она живая история фотографии и музейный экземпляр, она ах-какая-милая-правда-настоящая?
Конец лирического отступления.
Так вот. Выяснилось, что проныры-китайцы сделали переходник с байонета Leica m и на Nex, и на Panasonic/Olimpus. И теперь прекрасная оптика, компактная, хоть и весьма тяжелая, может легко кочевать с цифры на пленку, а это дорогого стоит. Экономия пленки, мгновенная транспортировка впечатлений в интернетные картинки, минуя сканер и увеличитель. А главное, моя фотосумка стала не больше дамской косметички, меня пускают с ней в любые музеи, спина начинает болеть лишь после 5 часов ходьбы (да и то от того, что подпирает большое пузо).
7
И, все-таки, Sony Nex 5N. Это моя вторая пятерка, первая была без N. На ней почти всегда стоит мануальный объектив; кроме леечного добра я ставлю на нее пару чудесных линз от зеркальной Konica и телескоп; из родных линз от Sony у меня в ходу только макрообъектив Sony sel 30/3.5. Это чудесное изделие позволяет работать с предметкой в несколько раз быстрее и в гораздо более тесном пространстве, чем обычная зеркалка. Результаты такой работы мы разгоняли до разворота A3-го календаря.
Nex 5N конструктивно не пригоден к репортажу, а равно и к театральной съемке. Зато он пишет отличное видео и (к моему бесконечному удивлению) черезвычайно качественно записывает звук (для встроенного микрофона результат до сих пор кажется мне невероятным). Я ни разу не пользовался её вспышкой, если не тратить энергию на неё, аккумулятор Nex-а держит заряд очень долго, и 700 снимков для него точно не предел.
Волшебный объектив, который мне жаль до сих пор, стоял у меня ещё на первой 5-ке. Это был Canon FL 55/1.2; c ним вместе камера смотрелась нелепо, но картинку линза давала невероятную: нежнейший цвет, истаивающие края без двоения в зоне нерезкости и четкие графичные контуры в резкой зоне. Никкор 55/1.2 работает не так, увы. Его я оставил: он более универсален и может стоять как на Nikon F, так и на Canon EOS и Nex-е. А кэноновский сверхсветосильник продал, балда.
8
Видимо, связной и непрерывной истории дальше не будет, но, как и обещал, я расскажу о нынешнем фотопарке, с упором на плёночную технику, конечно.
Кроме мемориальных папиных камер, которые переехали со мной в Берлин и украшают полку, у меня осталось три советских фотоизделия: среднеформатный фишай Зодиак 3Б, который я использую на 645-м Пентаксе, дальномерный Юпитер-3 50/1.5 и Горизонт. Про Горизонт и пойдет речь. Куплен он был из любопытства. Но после первой же пленки, отснятой в день покупки на Крымском мосту, любопытство сменилось интересом и уважением к этому превосходному инструменту. Камера оказалась поразительно хороша для архитектуры, особенно конструктивистской. Родченко, я думаю, страшно обрадовался бы Горизонту. А я снимал им, например, госплановский гараж и Дангауэровку. Но что-то совершенно особенное эта камера творила в Крыму. В Севастополе, Евпатории и Ялте. Это был редкий случай абсолютного соответствия инструмента натуре. То, что в видоискателе лейки казалось скучным фрагментом, обретало завершенные черты в панорамном формате. Да здравствует ласковое обилие родных деталей! Как сладостна возможность забрать в кадр больше, чем видит глаз!
Горизонт ненасытен. Честно говоря, крымские негативы до сих пор вызывают у меня восторг.
Если говорить о технической стороне вопроса, камера капризная и не очень надежная (даже после переборки), особенно если ей снимать постоянно; в какой-то момент я рыскал по Москве в поисках Hasselblad X-рan за вменяемые деньги, но, не найдя, убедил себя, что обойдусь.
9
Всего три раза за всю историю моего увлечения фотографией и фототехникой, я жалел о проданном объективе и покупал такой же снова. Забавно, что все три штатники, и два из них сверхсветосильные: Сanon FL 55/1.2 и Nikkor SС 55/1.2. Третий - Leica Summicron R 50/2.
Вообще, в эпоху пленочной фотографии штатник-околополтинник был своеобразным фетишем. Обычно именно с этого объектива фотограф начинал знакомство с миром светосильной оптики. Также считалось, что именно штатник это визитная карточка производителя фототехники, и именно в нем, в его тесном межлинзовом пространстве, заключен дух фотографии, без участия которого ни одна порядочная фотография не получится. Давно ушли те великие времена, когда металлические камеры комплектовались объективами 50/1,8 и одевались в кожу. Сегодня слово "штатник" вытеснено словосочетанием "китовый объектив", что обычно означает "неприличных размеров запасная затычка для байонета".
Первый раз Nikkor S 55/1.2 перепал мне совсем дешево. Был он изрядно потерт, я отснял несколько пленок, они ушли в коробку с непроявленым и пролежали там пол года. Тем временем мне понадобился объектив для работы, и Nikkor был продан без сожаления. Сожаления появились после проявки тех самых пленок. Августовскими ночами в Питере объектив наделал прямо-таки невероятных картинок. Следующий такой подвернулся мне через пару лет, по случаю и опять недорого, в близком к идеальному состоянии. Пару раз я поиграл с ним и снова положил на полку. Что-то было не так у этого никкора, мне казалось, что формой своей он совершенно не гармонировал с цифровым кэноном, в отличии от прочих механических собратьев. Мне хватило мозгов этот объектив больше не продавать.
Потом у меня появились лейки. И вот тут случилась забавная история. Любая узкопленочная камера после лейки казалась невкусной, пока я не попробовал Nikon F. Этот легендарный аппарат достался мне за сущие копейки (потом я купил вторую тушку и подобрал набор аутентичной оптики). Так вот, Nikkor SС 55/1.2 на Nikon F это чудо. Это удобно, это приятно, наконец, это просто красиво!
Я брал набор из двух камер и трёх объективов в Крым. Однажды, выезжая из лагеря, я забыл захлопнуть багажник универсала, и на крутой горке, которую моя машина брала только с разбега, из багажника выпал Nikon F в кожаном чехле и, весело подпрыгивая, покатился по каменистому склону. Камера ускакала метров на сто, я поставил машину на ровной площадке и пошел подбирать труп любимца. Трупа не случилось. На чехле появились серьезные царапины, крышку объектива пришлось заменить (она была слишком современная для таких нагрузок), все остальное не пострадало . Впрочем, для камеры, способной остановить автоматную пулю, такие приключения сущий пустяк.

(Leave a comment)

September 1st, 2015
04:23 am

[Link]

История с фотографией, часть 7-ая. Ну, будут вразнобой, что поделаешь.
История с фотографией. Продолжение, часть 7.

Мне осталось описать современное состояние моей коллекции. Впрочем, это не коллекция, а собрание техники, с которой я не захотел расстаться. Её довольно много, хотя последние четыре года в моей сумке обычно две камеры: Sony NEX5N и Leica m4p.
Появившиеся в 2009 году в лице Olimpus EP1 беззеркалки заинтересовали меня, в первую очередь, компактностью, а во-вторых я предположил, что производитель реализует появившуюся техническую возможность бесшумной съемки. Ознакомившись с новинкой, я опустил руки: компактность ее со штатным зумом была весьма относительная, блинчик 17/2.8 мне не понравился вовсе, а щелкала камера чуть тише кэнона. Однако, через полгода я купил сперва Panasonic GF1, а потом, сочтя его матрицу маловатой и шумной, новинку Sony nex 5. Как ни странно, причиной покупки была Leica M4P.
Очередное лирическое отступление.
Я прекрасно знаю, что снимает фотограф, а не камера. Я никогда не страдал брендоманией, я скаред, гобсек и Скрудж Мак Дак, но мне хотелось праздника, и я купил себе на день рождения лейку. Две. М4Р и М3ds. М3 выглядит свежее и, в основном, живет на полке. Её ни разу не ремонтировали, пломба на байонете цела. Для М4Р я сделал получехол из зенитовской кожаной кобуры, и таскаю ее повсюду. Пока выпускается узкая пленка, эта камера будет лежать в моей сумке. Эта или другая лейка. У меня ещё есть М5 и маленькая СМ. Объектив от СМ-ки (40/2) я перепилил, чтобы он включал в дальномере рамку для 35мм. Это удобнейший объектив, пусть на нем и написано minolta. Он и Koniсa Hexanon m 50/2 и 28/2.8 мои три самые рабочие линзы; Summicron 50/2 и очкастый Summaron 35/3.5 надеваются по национальным праздникам. Я не могу вот так просто объяснить, почему мне так нравится снимать Лейкой. Тактильные ощущения? О да. Но мой Nikon F (про него будет следующий рассказ) дарит мне массу этих ощущений, особенно с Nikkor S 55/1.2. Стрит я обычно не снимаю, а все остальное любая винтажная камера вкупе с хорошей оптикой делает не хуже Лейки. Экспонометра в моих Лейках нет, (ни в 5-ке, ни в СМ я не проверял его работу, и если очень нужно, у меня есть Seconic 308 в той же сумочке), и какой-нибудь Nikon FG c 50/1.8 компактнее и легче моей лейки с Summikron 50/2, да еще и фокусируется с 40 см, меряет свет с приемлемой точностью, вот только кофе варит плохо.
Но с опытом съемки Лейкой замечаешь важную особенность леечных кадров: проекция на столе увеличителя всегда выглядит немного не так (лучше!), чем ты помнишь кадр. Кадры из лейки всегда свежее, чем кадры из зеркалки (а цифровые снимки скисают мигом, если их быстро не проявить, т.е не подвергнуть raw конвертации; кстати, что бы ни говорили рекламщики и производители, единственный способ получить картинку такой, какова она в твоей голове, это вынуть ее из рава). За этот всегда приятный сюрприз я люблю Лейку больше любой другой камеры. Возможно мне подошла бы любая дальномерка, но я купил Лейку.
В конце концов, она живая история фотографии и музейный экземпляр, она ах-какая-милая-правда-настоящая?
Бла-бла-бла, конец лирического отступления.
Так вот. Выяснилось, что проныры-китайцы сделали переходник с байонета Leica m и на Nex, и на Panasonic/Olimpus. И теперь прекрасная оптика, компактная, хоть и весьма тяжелая, может легко кочевать с цифры на пленку, а это дорогого стоит. Экономия пленки, мгновенная конвертация впечатлений в фейсбучные картинки, минуя сканер и увеличитель. А главное, моя фотосумка стала не больше дамской косметички, меня пускают с ней в любые музеи, спина начинает болеть лишь после 5 часов ходьбы (да и то от того, скорее всего, что подпирает большое пузо).
Ах, где те времена, когда я легко носил на плече два 67 Пентакса и пять объективов? Я расскажу вам, где и когда, но немного позже.
И, все-таки, Sony Nex 5N. Это моя вторая пятерка, первая была без N. На ней почти всегда стоит мануальный объектив; кроме леечного добра я ставлю на нее пару чудесных линз от зеркальной Konica и телескоп; из родных линз от Sony у меня в ходу только макрообъектив Sony sel 30/3.5. Это чудесное изделие позволяет работать с предметкой в несколько раз быстрее и в гораздо более тесном пространстве, чем обычная зеркалка. Результаты такой работы мы разгоняли до разворота A3-го календаря.
Nex 5N конструктивно не пригоден к репортажу, а равно и к театральной съемке. Зато он пишет отличное видео и (к моему бесконечному удивлению) черезвычайно качественно записывает звук (для встроенного микрофона результат до сих пор кажется мне невероятным). Я ни разу не пользовался его вспышкой, без неё аккумулятор Nex-а держит заряд очень долго, и 700 снимков для него точно не предел.
Единственный объектив, который мне жаль до сих пор, стоял у меня ещё на первой 5-ке. Это был Canon FL 55/1.2; c ним вместе камера смотрелась нелепо, но картинку линза давала невероятную: нежнейший цвет, истаивающие края без двоения в зоне нерезкости и четкие графичные контуры в резкой зоне. Никкор 55/1.2 работает не так, увы. Его я оставил: он более универсален и может стоять как на Nikon F, так и на Canon EOS и Nex-е. А кэноновский сверхсветосильник продал, балда.
И последнее. Моя фотосумочка всегда стоит на полу, и дома и в гостях. Потому, что у Лейки хрупкий дальномер и падать с высоты ей противопоказано. Не то, что Nikon-у F. Тот выпал у меня из багажника и 200 метров катился по каменистому склону. Я подобрал беднягу и продолжаю им снимать. Но это, опять-таки, другая история.

Tags: ,

(9 comments | Leave a comment)

[<< Previous 10 entries]

My Website Powered by LiveJournal.com